Плакать я не умею – Я не умею плакать. Мои друзья говорят , что это признак сильного человека. Тогда почему мне так от этого плохо?

Содержание

Не умею плакать, не могу плакать

Оказывается, что скупой бывает не только мужская слеза. С женщинами это тоже случается. «Я не умею плакать! Не вызывает у меня слез ни трогательная история про ребенка, который справился с тяжелой болезнью, ни долгожданный хэппи-энд в очередном мыле, ни трогательные и умилительные «Да» на свадьбе друзей-с-пеленок. Да, грустно, радостно, умилительно, но без слез». Нормально ли это? Почему так происходит? Выясняет sympaty.net.

не умею плакать

Так уж сложилось, что «Красивая и Успешная» начала разбираться в слезной тематике, и мы уже поняли, почему женщины часто плачут. В результате того исследования мы выяснили, что вместе со слезами выходит гормон стресса и токсичные вещества, им воспроизведенные. Уточним, что стресс может быть вызван как известием о смерти кота, так и долгожданным предложением о замужестве, то есть любыми сильными эмоциями.

Если вы не умеете плакать, то возникает вопрос – почему?

Sympaty.net выясняет: почему возникает проблема «не могу плакать»

Вы избавляетесь от стресса другими способами

До того момента, как вас успеет что-то растрогать, вы уже побываете в спортзале или проведете потрясающую ночь с любимым. Или устроите шебутной девичник. Или почитаете любимый роман с горячим чаем и кусочком ароматной шарлотки. Вы ведете активный образ жизни и вам просто некогда страдать по мелочам.

И стресс не успевает накапливаться. Это похвально. И полезно.

С другой стороны, слезы – это показатель чувственной стороны женщины. Ведь плакать можно не только от горя, но и от радости, а вы этого лишены.

Когда женщина успокаивается, находится в спокойном состоянии, которое обычно так нравится оберегать и защищать мужчинам, то тянет иногда поплакать. Над красивой картинкой Вконтакте. Над судьбой бездомного котенка. Или хотя бы от «господи, какая я счастливая!». Подумайте, нравится ли вам, что вы не умеете плакать. Если все-таки есть дискомфорт, то, вероятно, вам стоит обратить внимание на свою женственность.

Вы копите стресс

Находиться в безопасности – естественная женская потребность. А выплеснутый стресс рушит границы нашей тщательно выстроенной крепости. Поэтому мы предпочитаем копить стресс: глотать обиды, успокаивать себя, говоря, что «все к лучшему» или «ничего страшного не произошло», пытаемся найти хорошее в том, что нам нахамили в магазине или в проколотом колесе и так далее.

Но если это не проходит через уровень эмоций, если все эти успокоения так и остаются на уровне головы, то рано или поздно вас прорвет, и вы узнаете, что такое эмоции и слезы.

То есть не можете плакать вы потому, что сознательно даете мозгу установку не расстраиваться, не выражать эмоции, не плакать. И не плача после просмотра «Хатико», вы лишаете себя возможности пролить слезу, когда ваш малыш впервые скажет вам: «Мамоцка, я тибя лублю».

не умею плакать

Вопрос такой: зачем?

Закон сохранения энергии в физике гласит, что ничего не появляется из ниоткуда и не уходит в никуда. Соответственно, если стресс вас посетил, то он выльется обязательно раньше или позже. Вы не сможете обмануть себя. Установок типа «Я спокойна. Я спокойна» иногда бывает недостаточно.

Если вам, например, не хватает ласковых поглаживаний по спине или сладких мужских поцелуев, то увещеваниями типа «Я любима» вы делу не поможете. Позвольте себе расслабиться. Признайте, что у вас в жизни есть проблемы. Признайте свое несовершенство, свои ошибки, свою слабость. Вероятно, вместе с этим вы почувствуете, как с ваших плеч снялась тяжкая ноша, а фразу «Не умею я плакать» вы со временем забудете. И даже радость прочувствуется по-другому.

Вы избегаете стресса

Есть такая позиция – «Я в домике» (она же «моя хата с краю»), это значит, что я не приемлю никаких плохих новостей, у меня в жизни все классно, все хорошо. Если вы говорите о плохом, значит, вы на него настраиваетесь. Все люди братья. Всем пис. Ом. Такой, знаете ли, слепой оптимизм. Вот в этом случае, когда вы глазами несмышленыша смотрите на мир, и правда незачем плакать. Только это временно.

Хорошее без плохого не имеет цены, а оптимизм заключается в том, что на грязном поле вы увидите ромашку, а не следы шествия коров. А вот если вы скажете на последнее, что это все ромашки и пахнет, как ромашки, то это уже называется не оптимизм, а открещивание от реальности. Плохого нельзя не замечать, можно не пускать это внутрь, верить в хорошее, верить в то, что добра больше.

Как ни крути, а в мире есть и плохое, и оно до вас дойдет, чем больше вы будете от него открещиваться, тем раньше дойдет. Поэтому не провоцируйте судьбу.

Если вы не можете, но хотите научиться плакать, то время менять взгляды на мир. Когда вы откроете для себя другую сторону, на которой нет ромашек, вам захочется плакать, и, возможно, вас качнет в другую сторону («все плохо»). Пройдет время, и маятник выровняется. Но лучше не рисковать и не раскачивать, ведь чем больше оттянете, тем больнее ударит.

Вам не хватает женских гормонов

Оказывается, что мужчины не плачут не только из-за того, что все детство им внушают, что «мужчины не плачут», а еще и из-за отсутствия гормона пролактина, который отвечает за выработку слез (и грудного молока, кстати).

Женское здоровье – не шутки, и им стоит заняться для того, чтобы узнать не столько, почему вы не можете поплакать, а, например, какие еще последствия могут быть у пониженного уровня этого (а только ли этого? вы проверяли?) гормона. Ведь гормональная система влияет на всю нашу жизнь: способность забеременеть, выносить и выкормить ребенка, на состояние кожи, ногтей, волос, на настроение, на упругость кожи, на утомляемость и т.д.

не умею плакать

Вы не позволяете себе плакать

«Сильные женщины не плачут. Я выдержу. Я справлюсь.»

К сожалению, такая философия очень популярна среди современных женщин. Философия борца, которая раньше была характерна только для мужчин. Вы воспитываете в себе характер, силу воли, какие уж тут слезы. Разве удивительно в этом случае, что вы говорите себе «не могу и не буду плакать»? А что делать, вы наверняка понимаете сами.

Как видите, большинство причин, по которым вы не умеете плакать, психологические.

Для женщины естественно быть чувствительной и плакать иногда, такая ее физиология. Абсолютное отсутствие слез – возможный знак, что нужно над чем-то задуматься. О чем этот знак поведал вам? Поделитесь с нами.

——
Автор – Любовь Щеголькова, сайт www.sympaty.net – Красивая и Успешная

Копирование этой статьи запрещено!

Читать книгу Я не умею плакать Александра Гутина : онлайн чтение

Александр Гутин
Я не умею плакать

© А. Гутин, текст, 2019

© ООО «Издательство АСТ», 2019

* * *
Часть 1
Городок
Нервы

Лева трепал нервы своей маме. Это ж невозможно так жить и спокойно умереть! Это ж кому рассказать, так надо молчать и делать вид, что такое не с вами!

Мама Левы, Блюма Исааковна, женщина почтенных лет и безупречной репутации, которую не может подмочить даже Зина Хаскина, чтоб у нее кадухес вылез на всю голову с ее длинным языком! Это же надо было дожить до таких лет, чтобы собственный родной сын, которого Блюма Исааковна всю жизнь любила больше жизни, который по утрам кушал такие оладушки, что боже ж мой!

Когда Лева устроился в ателье «Силуэт» на улице Октябрьская, Блюма Исааковна очень обрадовалась. Мальчик закончил техникум, и ему надо было где-то работать. Ну, так Лева и работал. Сначала закройщиком, а потом стал так шить брюки, что весь город ничего не хотел слышать, кроме как заказать их прямо у Левы.

Директор ателье Шиманович выписал ему премию, на которую мальчик купил маме брошь с профилем античной богини.

Блюма Исааковна заплакала от счастья. Ей никто никогда не дарил брошь, тем более с античной богиней. Когда-то муж Блюмы Исааковны, который Левин папа, пусть будет благословенна его память, подарил ей кольцо из серебра, с которым они женились, потому что жениться без кольца было бы стыдно перед людьми.

А потом муж Блюмы Исааковны, который Левин папа, взял и умер от прободной язвы, оставив безутешную вдову и маленького Леву, который тогда ничего не понимал, а лежал в кроватке, пускал пузыри и учился пукать.

А потом Лева вырос, закончил техникум, поступил на работу в ателье «Силуэт» на улице Октябрьская, стал мастером по пошиву брюк, получил премию и купил маме брошь с античной богиней! Это же вундеркинд, а не ребенок!

И все было бы хорошо, но Лева стал трепать нервы своей маме.

– Лева, ты хочешь, чтобы я умерла и больше не жила, тебе больше не нужна такая мама, ты шмекеле, Лева! Потому что только шмекеле может делать маме нервы, чтобы мама болела и пила импортные лекарства от сердца!

– Ай, мама, я думаю, что вы преувеличиваете! Что плохого в том, что я беру немножко заказов на дому, и от этого у вас на столе всегда есть курочка и даже свежая рыба? Сегодня все хотят хорошо одеваться! Так что ужасного в том, что я помогаю людям красиво выглядеть?

– Лева, ты треплешь мне нервы, Лева! Послушай свою старую маму, потому что я уже немножко пожила жизнь, чтобы знать, что говорить! В этой стране, Лева, помогать людям красиво выглядеть можно только на работе в ателье «Силуэт». И если ты будешь помогать им хорошо выглядеть на дому за рубли, не учтенные в кассе, то ты рано или поздно начнешь очень плохо выглядеть! Ты будешь так плохо выглядеть, что сам не знаешь как! В кутузке, Лева, люди выглядят не так, как хотят, а так, как могут. А еще там плохо кормят, а у тебя гастрит, Лева! Ты понимаешь, что если за тобой придут, то я умру и больше не оживу никогда?

– Мама, но почему вы думаете, что за мной обязательно придут? Возьмите Юдика Элькина! Так кто не знает, что он делает фотографии для свадеб совсем не просто так и без кассового чека? У вас, мама, просто устаревший взгляд на вещи! На вещи надо смотреть по-новому.

– У Юдика Элькина зять работает в прокуратуре, Лева! А когда у тебя зять работает в прокуратуре, то ты можешь фотографировать хоть самого Леонида Ильича вместе с его орденами, и тебе ничего не будет, кроме почетной грамоты! И запомни, аидеше поц, новые вещи – это такие же старые вещи, только по другой статье Уголовного кодекса, и не факт, что эта новая статья будет лучше старой!

Одним словом, Лева трепал нервы своей маме. Каждый вечер Блюма Исааковна ложилась спать, напившись корвалола, и долго слушала, как в комнате сына строчила швейная машинка.

А потом к Леве пришли. На пороге стоял милицейский капитан и строго смотрел на Блюму Исааковну:

– Шуйт Лев Соломонович здесь проживает?

– Кто? – спросила Блюма Исааковна, и во рту у нее мгновенно пересохло.

– Шуйт Лев Соломонович, – повторил милиционер.

– А что такое? – Блюме Исааковне потемнело в глазах.

– Дама, а вам, собственно, какое дело? Мне нужен Лев Соломонович Шуйт, прошу меня проводить.

Блюма Исааковна медленно опустилась на табурет.

– Товарищ милицейский работник! Я вас умоляю, не надо никуда забирать моего мальчика! Он ни в чем не виноват! Я знала, я знала, что так будет! Он больше так не будет! Я вам, как родному, обещаю! Я эту швейную машинку расквецаю и выброшу в окно, чтоб она сгорела, чтоб ее холера забрала!

– Вы, женщина, я так понимаю, его родственница? – выслушав Блюму Исааковну, спокойно спросил милиционер.

– Родственница, я его родственница, я его родственница по материнской линии, товарищ милиционер! Я его непосредственно мама, которая растила этого шлимазла, и радовалась этой броши с античной богиней, которую он мне подарил на выделенную государством премию, пока он не стал шить людям в неурочное время и в домашних условиях! Я сдам эту паршивую брошь в фонд мира, только, умоляю вас, товарищ самый главный милиционер, не забирайте моего сыночку!

– Так, мамаша, успокойтесь, – перебил капитан. – Во-первых, не нужна мне никакая брошь! А во-вторых, никто вашего сыночку никуда забирать не собирается! Я пришел по поводу брюк. Лев Соломонович ведь шьет брюки? Мне его очень рекомендовали солидные люди, а у меня на следующей неделе свадьба. Понимаю, что времени немного осталось, но за срочность я заплачу, вы не беспокойтесь! И потом, какой же я главный милиционер? Спасибо, конечно, но не такой уж я и главный, знаете ли, и поглавнее есть.

Лева трепал нервы своей маме. Это же невозможно так жить и спокойно умереть! Он сшил брюки милицейскому капитану и даже не взял денег за срочность. Капитан женился и, говорят, в новых брюках выглядел лучше, чем английский лорд на приеме у королевы.

А Лева продолжает трепать нервы своей маме Блюме Исааковне, которая уже ничего ему и не говорит, только укоризненно качает головой и тяжело вздыхает, когда к Леве приходит очередной клиент, чтобы сшить самые красивые брюки у лучшего брючного мастера в городе. А что поделать? Люди всегда хотят выглядеть красиво, и никто им в этом не помешает, даже Блюма Исааковна, мама, которой сын продолжает трепать нервы.

Дядя Эмик

Дядя Эмик считался позором семьи. В то время, когда мой папа, его двоюродный брат, старался выполнить пятилетку в три года, когда вся наша страна семимильными шагами шла к победе коммунизма, дядя Эмик имел наглость демонстративно хорошо жить.

Он разъезжал по городу на новенькой «Волге» цвета «белая ночь», носил импортные джинсы и курил сигареты «Мальборо».

Когда-то дядя Эмик отсидел несколько лет за то, что купил доллары. Или продал. Я точно не знаю, я был маленький. С тех пор его стеснялись, как асоциального элемента, да еще и смеющего жить роскошнее, чем положено советскому гражданину.

О нем в нашей семье практически не говорили. А если и говорили, то вполголоса и с таким видом, как будто рассказывают о какой-то нехорошей, но неизбежной болезни.

Тем ни менее периодически кто-то из родственников к нему обращался.

Он приходил к дяде Эмику под покровом ночи так, чтоб никто не видел. Но все об этом все равно знали, но делали вид, что забыли.

– Эмик, ты же знаешь моего Мишу? Мальчик поступает в медицинский и очень волнуется.

– Миша поступит в медицинский, передайте ему, чтоб не волновался, – улыбался дядя Эмик в тонкие пижонские усики.

– Эмик, Фирочка родила второго ребенка, а очередь на квартиру только в следующем году…

– Ой, я вас умоляю, передайте Фирочке мои поздравления, и что очередь на ее квартиру уже в июле…

– Эмик, ты же был у меня дома, ты видел этот сервант! Это же стыдно кому показать! Говорят, в мебельном есть румынские стенки…

– В мебельном есть не только румынские стенки, но и югославские диваны, завтра приезжайте к директору и скажите, что вы от меня…

Дядя Эмик никому из родственников никогда не отказывал. Его даже забавлял тот факт, что те, кто стеснялись его днем, приходили к нему поздно вечером с просьбами.

Единственным, кто никогда не обращался к дяде Эмику, был мой отец.

– Да я скорее умру от стыда, чем пойду к этому проходимцу! Вы только посмотрите, «Волга» у него! Джинсы! Говорят, он каждую субботу ходит в ресторан! Откуда у него это все? Нет, вы задайте вопрос, откуда у него это все?! Мало он в тюрьме сидел, ох мало! Проходимец и пройдоха!

Мама кивала в ответ и, тяжело вздыхая, шла на кухню чистить картошку.

Однажды она намекнула папе на то, что была бы не против новых импортных сапог, которые привезли в универмаг, но уже через пять минут к прилавку стояла такая очередь, что купить их законным путем не представлялось возможным, но вот, если бы Эмик, он же наверняка может…

– Что?! – папа взвился в воздух от негодования. – Что ты сказала? Эмик?! И это ты, моя законная жена? Ты мне говоришь, чтобы я пошел к жулику просить для тебя сапоги?!! Ты страшный человек, Клара! Боже мой! Боже мой! Я столько лет живу с тобой! Как ты можешь меня просить о таком?!

Одним словом, мой папа оставался непреклонным по отношению к дяде Эмику. И вот однажды папа заболел. Заболел он не очень хорошей болезнью. Врач Шулькин долго качал головой, рассматривая его рентген и результаты анализов, а потом написал что-то на бумажке и, протянув папе, сказал:

– Вот, Лев Борисович, хорошо бы вам достать это. Ситуация не очень хорошая, буду откровенен. Есть, конечно, и другие лекарства, но увы… Если мы хотим с вами разговаривать об излечении, а не оттягивании… хм… неизбежного, то я бы порекомендовал вам достать это лекарство.

– Что значит достать?! – спросил бледный как мел папа.

– То и значит. Лекарство импортное. Немецкое. Но не наше немецкое, а их немецкое…

– Что значит «наше»? Что значит «их»? – папа побледнел еще больше.

– Это значит, что лекарство производства ФРГ. Не ГДР.

– И где же я его найду?

– Я не знаю. В нашей советской аптеке его точно нет. Но может, кто-то сможет… подумайте.

Дома впервые за много времени мама опять заговорила про дядю Эмика. Папа опять кричал о том, что он никогда не пойдет с поклоном к бывшему валютчику, и что лучше умрет от страшной болезни, чем примет из рук афериста хоть что-нибудь.

Вечером, когда папа, нанервничавшись за день, уснул, мама надела пальто, свои старые сапоги и вышла из дома.

А на следующий день нам позвонил доктор Шулькин:

– Лев Борисович, вам несказанно повезло! Надо же! Только мы с вами пообщались, и вот, пожалуйста. В нашу поликлинику по льготам выделили некоторое количество того самого лекарства, о котором я вам говорил.

– Что значит по льготам? – папа недоверчиво вслушивался в телефонную трубку.

– Это значит, что по льготам от Минздрава. И вот, можете приехать и забрать. Бесплатно! Как передовик и ветеран труда.

Папа стоял перед зеркалом, завязывал галстук и сиял:

– Видишь, Клара! Уважают! Думает страна о тех, кто верой и правдой! А? Каково?! Из самого Минздрава по льготам прислали! А ты говоришь: Эмик! Не для того мы строим коммунизм, чтобы ждать помощи от всякого рода жуликов! Наша партия и без них думает о простых тружениках! И чтоб при мне ты про этого Эмика даже не заикалась!

– Хорошо, хорошо, – сказала мама из кухни. – Кстати, я тебе не сказала? Вчера чисто случайно все-таки сумела купить себе сапоги! Прямо повезло. Четвертой в очереди была! Удивительное везение.

Через месяц папа пошел на поправку, а мама не могла нарадоваться его чудесному выздоровлению и своим новым сапогам.

Наступил май, до каникул оставалось совсем ничего. Я шел со школы, за моей спиной висел ранец, в руках болталась сумка со сменной обувью.

– Здравствуй, мой юный родственник! – неожиданно услышал я знакомый голос.

У обочины притормозила «Волга» дяди Эмика, а сам он выглядывал в раскрытое окно, дымя сигаретой. Наверное, «Мальборо».

– Здравствуйте, дядя Эмик! – поприветствовал его я. В отличие от папы, я не испытывал к нему неприязни, скорее даже наоборот.

– Как здоровье папы?

– Все в порядке, уже лучше!

– Ну и хорошо. Лови! – дядя Эмик что-то бросил мне.

Я поймал. Это была жвачка. Настоящая жвачка.

– Жуй, не кашляй! – подмигнул мне дядя Эмик. – Маме привет! Передай ей, что на следующей неделе будут чешские туфли, которые совершенно случайно можно приобрести в универмаге. Только так, чтоб папа не слышал, не отвлекай его от строительства светлого будущего…

– Хорошо. Спасибо, дядя Эмик.

Дядя Эмик улыбнулся и уехал.

Краковская колбаса

Гриша Перцман очень боялся Уголовного кодекса. Ложась в супружескую постель, он несколько минут смотрел в потолок, а потом обреченно говорил:

– Элла, я все решил.

– И что ты решил? – зевая, спрашивала жена Гриши Элла Самуиловна.

– Я все решил, Элла, – еще более обреченно говорил Гриша и тяжело вздыхал.

– Ну, решил так решил, – отвечала Элла Самуиловна.

– Ты жестокая женщина, Элла, тебе что, неинтересно, что я решил?

– Мне очень интересно, что ты решил, Гриша. Мне так интересно, что я даже знаю, что именно ты решил! Ты опять увольняешься с работы, Гриша.

– Да! Да, я увольняюсь! Но как я могу работать на текстильном складе, Элла? Ты что, хочешь, чтобы однажды я украл отрез шерсти первого сорта и меня посадили в тюрьму?! Я твой муж, Элла! Ты хочешь, чтобы я сидел?!

– Но почему ты должен обязательно украсть эту шерсть первого сорта, Гриша? Ты ведь спокойно можешь ничего не красть, тем более тебя об этом никто не просит!

– Но ведь там все крадут! Даже начальник склада Шефтелевич! Особенно начальник склада Шефтелевич! Ты понимаешь, что я не смогу долго оставаться в стороне? Ты жестокая женщина, Элла!

– Но почему ты думаешь, что тебя обязательно посадят? Вашего Шефтелевича никто не садит и не собирается, так почему кто-то должен садить тебя?

– Потому что меня посадят. Шефтелевича не посадят, а меня обязательно! Вспомни, в прошлом году в Гаграх единственный человек, кто едва не утонул в радоновых ваннах, это был я. А электрофорез? Ты слышала, чтобы когда-нибудь кого-нибудь ударило током на электрофорезе? Ты никогда, Элла, не слышала, чтобы кого-нибудь ударило током на электрофорезе! А меня ударило! Ударило, Элла!

– Ай, делай, что хочешь, только дай мне поспать! – отвечала Элла Самуиловна и отворачивалась к стенке.

А Гриша Перцман еще долго не мог уснуть, тревожно вглядываясь в потолок над кроватью.

Наутро Гриша уволился со склада и поступил в диспетчеры трамвайного депо. Но и оттуда он уволился довольно быстро, в страхе, что украдет какую-нибудь трамвайную деталь, и его обязательно поймают на проходной.

Потом он работал в клубе фабрики имени товарища Орджоникидзе, но и там не смог укрепиться, боясь попасться на краже баяна или скипидара, которым натирали клубный паркет.

Потом он работал на картонной фабрике, в продовольственном тресте, управлении службы быта, но нигде не оставался более месяца, боясь Уголовного кодекса.

И вот, когда он поступил на колбасный завод, то в первый же день не выдержал.

Домой он пришел белый, как стена, в предобморочном состоянии. Зайдя в квартиру, Гриша Перцман закрыл дверь на два замка и накинул цепочку, потом тяжело опустился на табурет и попросил у жены пить:

– Элла, все! Элла, это все!

– Что случилось, Гриша! Ты опять боишься что-то украсть? Так ты вчера уже боялся! И позавчера тоже боялся! Но не переживай, ты так ничего и не украл. У всех мужья люди как люди, а у меня шлемазл и больной на голову человек!

– Элла, ты бессердечный человек! Это все, Элла! Я украл колбасу! – выпалил он и залпом выпил целый стакан воды.

– Что значит – ты украл колбасу? – недоумевала Элла Самуиловна.

– Это то и значит! Это то и значит, Элла! Я не смог! Я украл государственную колбасу, и за мной скоро придут! – с этими словами Гриша Перцман вынул из внутреннего кармана половину кольца краковской.

– Гриша, может я ничего не понимаю в кражах, но если ты уж встал на этот скользкий путь бандитизма, то почему только половина? – продолжала удивляться жена.

– Не говори этих слов! Я не бандит! Я просто не стерпел! Там все берут колбасу, и я не стерпел! Ты понятия не имеешь, через что я прошел! Я прошел через проходную с охраной! Охраной, Элла! Меня могли арестовать и даже расстрелять! А половину потому, что я пытался скрыть улики и съесть эту проклятую колбасу!

– Гриша, тебя никто не расстреляет, – спокойно сказала Элла Самуиловна. – Если ты когда-нибудь и умрешь, то от инфаркта, который получишь, думая, что ты кому-то нужен. Поц! Ты даже доесть эти улики не смог! Ты понимаешь, что если тебя и арестуют, то все милиционеры умрут от смеха, когда будут тебя допрашивать! Ты понимаешь, что таких, как ты, в тюрьму никогда не садят, потому что люди специально будут убивать, грабить и уклоняться от службы в Советской армии, чтобы сесть с тобой в одной камере и всегда иметь хорошее настроение, наблюдая за тобой и аплодируя, как акробату в цирке?

– Элла, ты жестокий человек, Элла! Что мне делать? Что мне делать, Элла? Я больше не могу уничтожать эти улики, у меня полный живот этой колбасы!

– Дай сюда, шмок! – Элла Самуиловна выхватила остатки краковской из рук Гриши Перцмана и крикнула в коридор коммуналки:

– Зина! Зина, иди сюда! Тут Гриша купил краковскую, но мы больше не хотим! У нас от ней несварение желудка! У нас от ней колики и понос! Зина, так ты берешь колбасу, или мне выбросить?

– Как это выбросить? – в дверь заглянула соседка Зина Хаскина. – Кто же выбрасывает новую колбасу? Я не знаю, есть ли у вас родственник, который Ротшильд, но вы таки зажрались! Выкинуть колбасу! Да как у вас рот за такое повернуться может, чтоб сказать!

Зина Хаскина забрала колбасу и вышла.

– Элла, – после паузы прошептал Гриша Перцман.

– Что еще? Ты решил меня окончательно доконать?

– Меня теперь не посадят?

– К сожалению, нет.

– Ты жестокая женщина, Элла, ты жестокая женщина.

Бруки

Давид Израилевич был портным. Не простым портным, а брючным. Брюки он называл исключительно бруками.

– Видишь ли, деточка, бруки – это совершенно не то, что вы думаете. Вы же, чтоб мне были здоровы, думаете, что то, что вы натягиваете на свой тухес, не имеет никакого значения, главное, чтобы этот самый тухес не был виден, можно подумать, кому-то до него есть дело. На самом деле бруки скажет о вас и о вашем тухесе, который вы так стараетесь скрыть, намного больше, чем вы думаете. Бруки – это искусство. Вы, конечно, можете спорить со старым Давидом, кричать, что я говорю за сущую ерунду, но я буду смеяться вам в лицо, что бы вы себе там ни думали!

– Давид Израилевич, а пиджак? Пиджак разве не имеет значения?

– Имеет, деточка. Пинжак имеет огромное значение. Но бруки имеют этого значения гораздо больше! Вы же знаете нашего секретаря парткома Афонькина? Когда он пришел ко мне в штанах фабрики «Большевичка», а это были именно штаны, а не бруки, потому что то, что на нем было надето, имело право называться только штанами, я думал, что это не секретарь парткома, а какой-то запивший биндюжник! Я дико извиняюсь, но если бы на мне были такие штаны, я бы умер и никогда бы больше не ожил. А этот гоцн-поцн был жив и даже немножечко доволен. Так вот, деточка, я сшил ему бруки. Это были не бруки, а песня о буревестнике! Вы бы видели этот гульфик! Такой гульфик не носит даже английский лорд, а уж английские лорды знают за гульфиков все и еще немножко! Вы бы видели эти шлевки! А манжета? Это же была не манжета, а картина Рубенса! Я вас умоляю!

Давид Израилевич деловито вставал, протирал очки клетчатым мужским носовым платком и садился за швейную машинку. Он нажимал на педали, нить, соединяющая челнок и иглу, плавно скользила, превращаясь в идеально ровную строчку.

Давид Израилевич всю жизнь был брючным мастером. Лишь однажды он изменил своей профессии, во время войны. Было ему тогда лет двадцать пять, и его расстреляли. Вернее не только его, а вообще всех евреев городка, где он жил. Очнувшись поздним вечером, он обнаружил себя заваленным трупами, с кровоточащим плечом, но живым. Больше живых в куче трупов не было. Не выжила ни его жена Лея, ни пятилетний сын Мотя, ни родители, ни сестра Хана, ни еще пара сотен евреев.

Давид Израилевич дождался темноты, выбрался из кучи и ушел в лес.

Подобрали его партизаны. Боец из Давида Израилевича был не очень хороший, как он сам говорил, из-за физической крепости, которой ему явно недоставало. Поэтому он временно переквалифицировался с брючного мастера на универсального портного, ремонтировал одежду партизанам, помогал на кухне.

Убил человека он лишь однажды.

– Я убил Купцова, деточка. Знаете, кто это был? Так я вам скажу, кто это был. Это был главный полицай и командовал моим расстрелом. Я знал его до войны, он работал товароведом. Однажды его чуть не посадили за какую-то растрату. Наверное, он был не очень хорошим товароведом. Как оказалось, полицаем он тоже был не очень хорошим, потому что даже расстрелять нормально меня не смог. Когда в сорок третьем пришли наши, Купцов прятался в лесу за дамбой. Но мы таки его нашли. Я тогда никогда не убивал людей, деточка, а тут не знаю, что на меня нашло, сам вызвался. Меня поняли и не стали мешать. Но знаете, что я сделал? Спросите старого Давида, что он сделал, деточка?

– Что вы сделали, Давид Израилевич?

– Я его отпустил.

– Как это отпустили?

– Я сказал ему бежать, и он побежал. А я выстрелил ему в спину и попал.

– Но зачем? Зачем вы сказали ему бежать?

– Я хотел быть лучше, чем он.

– Но вы и так лучше, чем он!

– Любой человек, деточка, который стреляет в другого человека, становится убийцей. Не важно причины, главное, что он убил. Так вот я напоследок подарил ему надежду. И он умер с надеждой на спасение. Это намного приятнее, чем умирать, понимая, что обречен. Я знаю, как это, я так умирал. Но выжил. А вот мой сын Мотя нет. И жена моя тоже нет. И остальные нет. Нам не дали возможности надеяться. А Купцову я эту возможность подарил, потому что не хотел быть таким, как он. Купцов таки был не очень хорошим товароведом и полицаем, я был не очень хорошим партизаном, но кто мешает мне быть хорошим бручным мастером? Никто мне не мешает. Надежда – это очень важно, деточка, очень, можешь мне поверить, чтоб ты мне был здоров. Все, примерка закончена. Приходи послезавтра, бруки будут готовы. И это будут не бруки, а песня о буревестнике, что б ты там себе ни думал…

Я не умею плакать. Мои друзья говорят , что это признак сильного человека. Тогда почему мне так от этого плохо?

это просто депрессия. надо проплакаться во что бы то ни стало. я как то не плакала года три вообще… и было ужасно. . и не могла никак найти повода чтоб зареветь. даже смерть родственника не тронула.. . а какая то мелочь — бац.. и я так сладко прорыдалась за все эти годы, мне хорошо. и тебе советую))))

Так не бывает,ты просто плачешь когда никого нет!

Наоборот слабые люди не плачют а сильный человек все эмоции задействует в жизни.

сильный человек не плачет на людях, а человек, который вообще не плачет — признак черствого сердца

Сильным людям чатсо бывает плохо от своей же душевной и моральной силы. Но плакать правда необходимо хоть иногда. Просто дай волю чувствам совсем-совсем. Хоть истерически порыдай! станет легче

Слезы — это показатель обиды и боли, а не слабости… Своего рода выпускной клапан…

Это действительно признак сильного человека, но очень сильно бьёт по нервам — нет разрядки. Почему, думаешь, женщины живут дольше мужчин, а у мужиков так часто инфаркты в раннем возрасте? Мужики, как правило не плачут, и все свои стрессы держат в себе. Слезы — это естественная реакция на стресс. Она, если хочешь, даже нужна и полезна иногда. И не обязательно, конечно, реветь над каждой разбитой чашкой или грустной мелодрамой. Но в серьезных ситуациях — лучше уж поплакать.

Накопилось…. поплачь…. это могут все и это совсем не стыдно!!!

Не правда, сильные люди тоже плачут. Только когда рядом нет никто. Просто у одних глаза на мокром месте, у других — на сухом.

ты плачешь внутри себя

нужно научиться отпускать эмоции сила характера не зависит от наличия или отсутствия слез

«Не умею сдерживать слезы»

Я с детства постоянно плачу по любому поводу: мне не досталось конфеты, заблудилась, на меня накричали — все выводит меня из равновесия. Но если в детстве можно было оправдать себя возрастом, то сейчас, когда я уже взрослая женщина, у которой свои дети, это стало проблемой. Я не могу без слез задать вопрос, попросить о чем-то, не говоря уже о трогательных фильмах или книгах. Мне стыдно за слезы, но сдержать я их не в силах. Это неприятно окружающим. Как мне перестать плакать?

Алла, 30 лет

В народе это называется «Близкие слезы». В психологии есть несколько названий для такого типа нервной системы: «лабильность» (быстрая смена настроения), «сензитивность» (близкое восприятие происходящего).

Обычно такие, как вы, не просто любую ситуацию принимают близко к сердцу, но и в целом люди более восприимчивые, тревожные. Но без тревожности нет эмпатии, со-чувствия, со-переживания. Очень важных человеческих качеств, которые делают человека добрым и отзывчивым. Такие люди быстро приходят на помощь, готовы в любой ситуации поддержать другого.

Попробуйте немного ироничнее и легче отнестись к этой своей особенности. Если вы в незнакомой компании или наоборот в знакомой будете смотреть кино, то заранее предупредите окружающих. И если заплачете, сведите все к шутке.

Есть такой способ реагирования, который называется «психологическое айкидо». Практически как в спорте: используй силу противника для своих целей. Зная о такой своей особенности, объявляйте о ней открыто, слегка иронизируя над собой. Или когда вам говорят об этом, соглашайтесь.

Вы можете сами себя называть плаксой. Или если кто-то вам скажет: «Ой, я знаю, ты всегда рыдаешь!» Говорите: «Да! Я такая плакса. Чуть что, сразу в слезы. Зато если кого надо пожалеть, то приходите, поплачем вместе за компанию. Мне это нетрудно!»

Слезы — важный фактор в проявлении нашей психики. Они помогают справиться с гормоном стресса. В сложной жизненной ситуации, если человек может поплакать, значит, с ним все будет хорошо. Гораздо хуже, если он застывает, как ледяная глыба. И когда происходит человеческая трагедия, то в первую очередь психологи начинают помогать тем, кто ступоре, а не тем, кто рыдает в голос. Способность человека плакать говорит о том, что он может справиться со своим горем.

Посмотрите на вашу ситуацию с этой стороны. Может, вы так справляетесь с жизненными трудностями? Немного слез и никакой хандры. Тогда получится, что это не самое плохое ваше качество!

10 способов не заплакать, когда очень хочется

Слёзы – это естественная реакция человека на различные события. Спровоцировать их может как горе, так и радость. Но если одни люди действительно рыдают только по поводу, то другие настолько сентиментальны, что слёзы наворачиваются на глаза как по делу, так и без него. За счёт этого у человека иной раз возникает чувство неловкости, что он не может контролировать свои чувства. Что можно сделать, чтобы не плакать без всякого повода? Есть много разным методов, которые помогут сдерживать эмоции, каждый может выбрать то, что подходит именно ему.

Почему люди плачут

Слёзы – это жидкость, которую выделяет слёзная железа. Она состоит из воды, соли, кальция, магния и карбоната натрия. Кроме этого, в слезах есть особый фермент лизоцим, обладающий антибактериальными свойствами, и олеамид – это маслянистое вещество, которое препятствует испарению влаги с поверхности слизистой.

Слёзы выполняют одновременно несколько функций. На роговице нет кровеносных сосудов, поэтому они снабжают её питательными веществами. Помимо этого, они увлажняют и омывают глаз, очищая его от загрязнений. Те слёзы, которые в небольшом количестве выделяются постоянно, называются рефлекторными. А вот те, что текут из глаз при различных переживаниях, называются эмоциональными. В ходе проводимых исследований была выявлена тесная связь между работой слёзных желёз и отделом мозга, который отвечает за эмоции.Строение слезного аппарата

Раньше считалось, что эмоциональные слёзы могут быть только у людей. Но проводимые исследования показали, что многие животные тоже плачут при эмоциональных потрясениях.

Что делать, если хочется плакать, но нельзя

Особенно эмоциональны женщины. Их ранимая душа реагирует слезами на любое переживание или радость. Слёзы во многих случаях просто необходимы, они позволяют снять излишнее напряжение и избавить от стресса. Однако есть ситуации, когда плакать категорически нельзя. В данных ситуациях слёзы могут привести к совершенно иному эффекту:

  1. На экзаменах. Иной раз студент учил ночь напролёт материал, но ему кажется, что преподаватель уж сильно придирается и хочет поставить плохую оценку в зачётку, как тут не расплакаться? В этом случае слёзы стоит сдержать, так как преподаватель посчитает, что билеты не были выучены и студент пытается вызвать жалость к себе.
  2. На собеседовании. Иной раз работодатели проводят стрессовое интервью, задавая неуместные вопросы и заставляя соискателей сильно нервничать. У некоторых руководителей своя тактика подбора персонала, уже во время собеседования они выясняют устойчивость человека к стрессам.
  3. Не стоит плакать и на улице, где много людей. Бывает, что неприятная информация поступила именно во время прогулки и хочется рыдать в голос. Но делать этого не стоит, окружающие люди помочь не смогут, а вот внимание разных мошенников можно привлечь.

Ситуаций, когда слёзы будут неуместными много. Чтобы не производить впечатления слабого человека или истерички, следует научиться контролировать свои эмоции. Суметь не заплакать, когда ну очень хочется сложно, но вполне выполнимо для каждого человека.

Чтобы не заплакать при нарезке лука, луковицу перед очисткой от шелухи следует на 5 минут поместить в морозильную камеру. В таком случае эфирные масла не будут сильно выделяться.

Физические методы воздействия на организм

Чтобы не расплакаться в неподходящий момент, психологи рекомендуют сосредоточиться на дыхании. Можно начать считать своё дыхание или же поднять подбородок немного кверху, сделать несколько глубоких вдохов через рот и выдохнуть носом. Помимо этого, есть ещё несколько приёмов, которые помогают предотвратить плач:

  1. Необходимо выпить пару глотков воды или холодного чая. Если ничего этого под рукой нет, то просто пару раз активно сглатывают слюну. Это помогает быстро устранить стоящий в глотке комок.
  2. Можно изменить положение тела. Тут нужно действовать по ситуации, можно просто переложить стопку бумаг с одного места на другое, пересесть на другой стул или же встать и сделать несколько шагов. Всё это помогает отвлечь внимание от переживаний.
  3. Можно сильно ущипнуть себя за руку или ногу. Устранить проблему можно, если крепко сцепить пальцы.
  4. Устранить проблему поможет и перевод взгляда, например, стоит посмотреть на картину, висящую в другом конце комнаты.

Стоит учитывать, что все эти методики будут бесполезными, если слезотечение вызвано попавшей в глаз соринкой, аллергией или же усталостью. В данном случае лучше извиниться, выйти из комнаты и привести себя в порядок. Для этого можно принять лекарства от аллергии или просто умыться холодной водой.

Чтобы плохое настроение не преследовало целый день, следует после неприятного разговора выпить горячий чай или несколько раз искренне улыбнуться себе в зеркало.

Психологические приёмы

Чтобы не расплакаться в самый неподходящий момент, необходимо подумать о чём-то, что займёт всё внимание. Психологи рекомендуют использовать такие приёмы:

  1. Начать про себя повторять таблицу умножения или же придумать и решить математическую задачку. Это позволит не только отвлечься, но и включить в работу левое полушарие, которое отвечает за все вычислительные операции. При этом эмоции контролирует правое полушарие мозга. Но если будут одновременно работать оба полушария, то будет отнюдь не до эмоций.
  2. Можно вспомнить и напеть про себя весёлую детскую песенку. Подойдут и любые стихи, но только они должны быть наполнены положительными эмоциями.
  3. Если желание заплакать вызывает разговор с неприятным человеком, то можно представить его в смешной и неловкой ситуации. Желание расплакаться сразу пропадёт, но тут главное не рассмеяться, так как эффект может быть непредсказуемым.
  4. Некоторые люди в неприятных ситуациях просто постоянно улыбаются. Для кого-то это может показаться странным, но такая тактика поведения оправдана, если нужно сдержать слёзы.
  5. Можно мысленно мотивировать себя не плакать. Сделать это поможет самовнушение, нужно постоянно повторять, что нужно держать себя в руках, при любых обстоятельствах.
  6. Чтобы быстро перестать без повода плакать, можно вспомнить комическую ситуацию. Слишком сентиментальным людям следует заранее продумать несколько действительно смешных ситуаций и при случае вспоминать о них.

Придумать причину для окружающих

Если слёзы сдерживать невозможно, то можно просто придумать причину для окружающих и вдоволь поплакать. Объяснить слёзы можно следующими факторами:

  • Головной болью, а также болью ноги, руки, да чего угодно.
  • Аллергией. Все знают, что при аллергии сильно слезятся глаза. То есть, можно сказать, что аллергический приступ вызван запахом парфюмерной продукции, и тихонько поплакать.
  • Попаданием соринки в глаз. Это поможет объяснить покрасневшие и влажные глаза.

Травма зрительных органов тоже может быть причиной слезотечения. Объяснить слёзы можно случайно попавшей в глаз веткой.

Кроме этого, хорошим объяснением может стать использование глазных капель. Многие из них обладают таким побочным явлением, как слезотечение.

Проплакаться

В некоторых случаях не стоит сдерживать слёзы, будь они от радости или от горя. Это поможет нормализовать душевное состояние. И объяснять тут что-то кому-то не стоит, все мы люди и имеем право на чувства. Иногда людям просто необходимо кому-то выговориться, для этого подойдёт верный друг или подруга.

Когда стоит принять медикаменты

В некоторых случаях нужно не пытаться сдержать плач, а как можно скорее принять лекарственные препараты. Сделать это нужно в таких случаях:

  • При аллергии. В этом случае слезотечение может быть только первым симптомом. При тяжёлой аллергической реакции возможен отёк Квинке.
  • Если у человека депрессивное состояние, ему нужно принимать антидепрессанты. Их можно купить только по рецепту врача.Симптомы отека Квинке

Иногда просто необходимо сдержать слёзы. Сделать это несложно, если знать определённые приёмы. В некоторых случаях отвлечь от плача помогает искренняя улыбка.

Нет, я не умею плакать… / Ганжина Полина

Ганжина Полина

Нет, я не умею плакать…

— Скажи, отчего так тоскливо кричат чайки? Эти птицы моря, как и люди, умеют плакать?

— Нет, моя девочка, чайки не умеют плакать, — улыбнувшись и ласково обняв девушку за плечи, ответил юноша. Чайки рассказывают морю о нежности и ласке, о своей безграничной преданности, не подвластной никаким преградам.

 

Эта история произошла настолько давно, что уже никто и не помнит имени первого рассказчика, как и то, правдива она или нет. Это история о чайке, которая хотела избавиться от того, без чего не могла жить, — начал свой рассказ белокурый юноша.

 

На далёком, укрытом неприступными скалами, побережье жила чайка. Эта вольная птица, стараясь заглушить прибой, каждый день пела странные песни о свободе, счастье и своей нелёгкой доле. Волны ласкали тело, и чайка знала, что завтра будет всё так же, как было вчера….

 

Однажды, чайка решила улететь от моря туда, где реликтовые деревья, соединяясь с небом, образуют безмятежный уют. Захотела улететь и скинуть оковы рабской зависимости от морского прибоя, в те райские леса, о которых слышала в рассказах других птиц.

— Море, я устала, мне надоели твои жестокие ласки. Ведь иногда твои волны столь грубы, что, не раздумывая, ты можешь погубить всё на своём пути. Я хочу улететь в зелень тропических лесов, иль в бескрайние поля. Я вольная птица, я смогу прожить без тебя!

 

Чайка улетела, зная, что никогда не вернётся. Улетела, зная, что есть необозримые дали, в которых пьянящий запах свободы заменит терпкую, солёную горечь моря, приносящую лишь страдания.

 

Пролетело время, и чайка, нарушая законы бытия, научилась жить средь роскошной зелени тропических лесов и девственно-чистых рек, и лишь в редких тревожных снах она видела море…

Преодолев огромное расстояние, чайка вернулась на далёкий брег, и, собрав остатки сил, прокричала волнам:

— Я ненавижу тебя потому, что люблю. Мне не нужна свобода от чувств, благодаря которым я живу. Моя жизнь потеряет смысл, если рядом не будет того, кого я люблю.

Юноша поднял глаза и увидел слёзы в глазах девушки:

— Ты плачешь? Не надо! Это всего лишь сказка!

— Нет, я не умею плакать, как и чайка! Но моя жизнь потеряет смысл, если не будет тебя! — чуть слышно промолвила девушка.

 

*****

 

Утренний туман рассеялся, обнажив и далёкие заснеженные вершины, и маленький городок в уютной бухте. Моряки торопливо загружали остатки провианта на тронутую ржавчиной баржу. То тут, то там сновали оборванные мальчишки, которые, надеясь обмануть морских волков, хотели проникнуть на борт. Непотопляемая баржа, испытавшая множество бурь и штормов, была гордостью моряков. Каждый портовый мальчуган мечтал стать юнгой столь прославленной баржи. Первый владелец промыслового судна назвал баржу в честь любимой жены — «Вера». Время стёрло исконную суть названия, оставив незыблемый смысл, что «Вера» была и будет, вопреки всему.

 

— Ведь ты же вернёшься, ведь ты не потеряешься? — еле сдерживая слёзы, — прошептала девушка, стоя у трапа баржи. Я не хочу тебя терять. Я буду ждать, когда уже не ждут. Я буду ждать тебя сегодня, а завтра? А завтра — его просто нет. Я жду тебя сейчас, и буду ждать всю жизнь. Мне не нужен мир, в котором нет тебя!

— Что ты, глупышка, — молвил голубоглазый юноша, — я вернусь через неделю, когда мы до отказа наполним трюмы рыбой. Денег от промысла хватит, чтобы, с гордостью продемонстрировав твоим родителям богатство, попросить твоей руки. Каждую ночь, лишь только ты закроешь глаза, я буду приходить к тебе во снах. Да и днём, если тебе станет грустно, — позови меня, и я дотянусь до тебя душой чрез все расстояния и преграды.

 

Издав прощальный стон, «Вера» покинула гостеприимный причал маленького городка и поплыла навстречу золотому рассвету, не зная, что близится последний закат. Но жизнь потеряла бы вкус, если бы дано было предугадать, что ждёт за поворотом. Любовь и разлука, утраты и обретения, смысл и пустота — неизменные составляющие жизненной стези, в которой так легко теряется Вера. И лишь любовь способна воскресить то, что безвозвратно утрачено.

 

*****

 

Синий океан первые сутки благоволил морякам, даря не только необычайно богатый улов, но и безмятежную тишь водной глади. К концу второго дня голубизну небес стремительно затянуло чёрными облаками. Разгневанный небывалым уловом людей Нептун, призвав всё своё могущество, поклялся потопить посудину. Морским волкам осталось лишь взывать к небесам, надеясь на «Веру».

 

*****

 

Девушка выглянула в окно. Как ни загадывала она желание, втайне надеясь на чудо, но ничто не менялось, впрочем, как и три года назад. Запорошенный снегом пирс, намертво привязанные лодки и одинокие чайки, дерзко кричащие о любви.

— Собирайся, мы пойдём к морю, которое ждёт нас, — промолвила девушка.

— Но зачем нам ходить каждый день к берегу, ведь мы может увидеть море из окна? — в который раз она услышала всё тот же вопрос.

Со всей нежностью, на которую была способна, девушка вновь ответила:

— Любовь не боится времени, её не тревожит расстояние. Любовь — это умение верить и ждать, вопреки всему. Пойдём!

 

*****

 

Он увидел их на берегу. Хрупкая девушка, чьи белокурые локоны не пощадило время, наградив проседью, и голубоглазый мальчуган, сидящий подле её ног. Юноша неслышно подошёл и сел рядом.

— Здравствуй, — со слезами на глазах молвил юноша.

— Я знала, что когда — нибудь ты вернёшься… Я ждала тебя даже тогда, когда не было смысла ждать. Мир бы просто перестал существовать без тебя.

— Папа, ты плачешь? — спросил голубоглазый мальчуган, так похожий на отца.

— Нет, я как и чайка не умею плакать. Я просто знаю, что не смог бы выжить без любви. И лишь зов любимой души помог мне преодолеть все преграды и выбраться с далёкого, затерянного в океане острова…

 

Нет, я не умею плакать, сказка для взрослых

— Скажи, отчего так тоскливо кричат чайки? Эти птицы моря, как и люди, умеют плакать?

— Нет, моя девочка, чайки не умеют плакать, — улыбнувшись и ласково обняв девушку за плечи, ответил юноша. Чайки рассказывают морю о нежности и ласке, о своей безграничной преданности, не подвластной никаким преградам.

Эта история произошла настолько давно, что уже никто и не помнит имени первого рассказчика, как и то, правдива она или нет. Это история о чайке, которая хотела избавиться от того, без чего не могла жить, — начал свой рассказ белокурый юноша.

На далёком, укрытом неприступными скалами, побережье жила чайка. Эта вольная птица, стараясь заглушить прибой, каждый день пела странные песни о свободе, счастье и своей нелёгкой доле. Волны ласкали тело, и чайка знала, что завтра будет всё так же, как было вчера….

Однажды, чайка решила улететь от моря туда, где реликтовые деревья, соединяясь с небом, образуют безмятежный уют. Захотела улететь и скинуть оковы рабской зависимости от морского прибоя, в те райские леса, о которых слышала в рассказах других птиц.

— Море, я устала, мне надоели твои жестокие ласки. Ведь иногда твои волны столь грубы, что, не раздумывая, ты можешь погубить всё на своём пути. Я хочу улететь в зелень тропических лесов, иль в бескрайние поля. Я вольная птица, я смогу прожить без тебя!

Чайка улетела, зная, что никогда не вернётся. Улетела, зная, что есть необозримые дали, в которых пьянящий запах свободы заменит терпкую, солёную горечь моря, приносящую лишь страдания.

Пролетело время, и чайка, нарушая законы бытия, научилась жить средь роскошной зелени тропических лесов и девственно-чистых рек, и лишь в редких тревожных снах она видела море…

Преодолев огромное расстояние, чайка вернулась на далёкий брег, и, собрав остатки сил, прокричала волнам:

— Я ненавижу тебя потому, что люблю. Мне не нужна свобода от чувств, благодаря которым я живу. Моя жизнь потеряет смысл, если рядом не будет того, кого я люблю.

Юноша поднял глаза и увидел слёзы в глазах девушки:

— Ты плачешь? Не надо! Это всего лишь сказка!
— Нет, я не умею плакать, как и чайка! Но моя жизнь потеряет смысл, если не будет тебя!- чуть слышно промолвила девушка.

*****

Утренний туман рассеялся, обнажив и далёкие заснеженные вершины, и маленький городок в уютной бухте. Моряки торопливо загружали остатки провианта на тронутую ржавчиной баржу. То тут, то там сновали оборванные мальчишки, которые, надеясь обмануть морских волков, хотели проникнуть на борт. Непотопляемая баржа, испытавшая множество бурь и штормов, была гордостью моряков. Каждый портовый мальчуган мечтал стать юнгой столь прославленной баржи. Первый владелец промыслового судна назвал баржу в честь любимой жены — «Вера». Время стёрло исконную суть названия, оставив незыблемый смысл, что «Вера» была и будет, вопреки всему.

— Ведь ты же вернёшься, ведь ты не потеряешься? — еле сдерживая слёзы, — прошептала девушка, стоя у трапа баржы. Я не хочу тебя терять. Я буду ждать, когда уже не ждут. Я буду ждать тебя сегодня, а завтра? А завтра — его просто нет. Я жду тебя сейчас, и буду ждать всю жизнь. Мне не нужен мир, в котором нет тебя!

— Что ты, глупышка, — молвил голубоглазый юноша, — я вернусь через неделю, когда мы до отказа наполним трюмы рыбой. Денег от промысла хватит, чтобы, с гордостью продемонстрировав твоим родителям богатство, попросить твоей руки. Каждую ночь, лишь только ты закроешь глаза, я буду приходить к тебе во снах. Да и днём, если тебе станет грустно, – позови меня, и я дотянусь до тебя душой чрез все расстояния и преграды.

Издав прощальный стон, «Вера» покинула гостеприимный причал маленького городка и поплыла навстречу золотому рассвету, не зная, что близится последний закат. Но жизнь потеряла бы вкус, если бы дано было предугадать, что ждёт за поворотом. Любовь и разлука, утраты и обретения, смысл и пустота – неизменные составляющие жизненной стези, в которой так легко теряется Вера. И лишь любовь способна воскресить то, что безвозвратно утрачено.

*****

Синий океан первые сутки благоволил морякам, даря не только необычайно богатый улов, но и безмятежную тишь водной глади. К концу второго дня голубизну небес стремительно затянуло чёрными облаками. Разгневанный небывалым уловом людей Нептун, призвав всё своё могущество, поклялся потопить посудину. Морским волкам осталось лишь взывать к небесам, надеясь на «Веру».

*****

Девушка выглянула в окно. Как ни загадывала она желание, втайне надеясь на чудо, но ничто не менялось, впрочем, как и три года назад. Запорошенный снегом пирс, намертво привязанные лодки и одинокие чайки, дерзко кричащие о любви.

— Собирайся, мы пойдём к морю, которое ждёт нас, — промолвила девушка.

— Но зачем нам ходить каждый день к берегу, ведь мы может увидеть море из окна? – в который раз она услышала всё тот же вопрос.

Со всей нежностью, на которую была способна, девушка вновь ответила:

— Любовь не боится времени, её не тревожит расстояние. Любовь – это умение верить и ждать, вопреки всему. Пойдём!

*****

Он увидел их на берегу. Хрупкая девушка, чьи белокурые локоны не пощадило время, наградив проседью, и голубоглазый мальчуган, сидящий подле её ног. Юноша неслышно подошёл и сел рядом.

— Здравствуй, — со слезами на глазах молвил юноша.
— Я знала, что когда – нибудь ты вернёшься… Я ждала тебя даже тогда, когда не было смысла ждать. Мир бы просто перестал существовать без тебя.

— Папа, ты плачешь? – спросил голубоглазый мальчуган, так похожий на отца.

— Нет, я как и чайка не умею плакать. Я просто знаю, что не смог бы выжить без любви. И лишь зов любимой души помог мне преодолеть все преграды и выбраться с далёкого, затерянного в океане острова…

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о